04.03.2020      6      0
 

Нарком Абакумов

Оглавление1 Почему расстреляли основателя Смерша1.1 «Выбиватель» нужных показаний1.1.1 Любвеобильный опер1.1.1.1 У истоков Смерша Почему расстреляли…


Почему расстреляли основателя Смерша

Мало найдется таких стремительных карьер, которую пришлось пережить Виктору Абакумову. Всего за 9 лет он вырос от практиканта НКВД до заместителя наркома. Во время Отечественной войны Абакумов был одним из отцов-основателей Смерша.

«Выбиватель» нужных показаний

Виктор Семенович Абакумов родился в 1908 году в Москве. Его отец работал на фармацевтической фабрике, а после революции истопником и уборщиком в больнице.

Виктор окончил четыре класса начального городского училища и на этом его образование закончилось. А дальше начинаются некоторые неясности. В своей автобиографии Абакумов писал:

«В конце 1921 года, еще мальчишкой, ушел добровольцем в РККА, где служил в Московской бригаде частей особого назначения (ЧОН)».

Трудно представить, что 13‑летнего мальчишку могли принять в особые части. Позже выяснится, что служил Абакумов всего лишь санитаром. Да и служба продолжалась всего год. Затем Виктор перебивался случайными заработками, нигде особо не задерживаясь.

В 1927 году Абакумов вступил в комсомол и вскоре сумел устроиться в военно-промышленную охрану (будущая ВОХР) Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ). Но и там надолго не задержался, через год был уволен и устроился упаковщиком в Центросоюз (высший координирующий орган потребительской кооперации в СССР).

В 1930 году Абакумов вступает в ВКП(б) и практически сразу направляется на руководящую работу: становится заместителем начальника административного отдела торгово-посылочной конторы Наркомата торговли РСФСР. Одновременно активно занимается общественной работой: избирается секретарем ячейки ВЛКСМ.

Через несколько месяцев переведен на комсомольскую работу на штамповочном заводе «Пресс». Где тоже проработал не очень долго.

Затем Абакумов возглавил военный отдел Замоскворецкого райкома комсомола. Откуда в 1932 году, по партийному набору, был направлен в органы ГПУ.

Виктор Абакумов сперва был назначен практикантом экономического отдела ОГПУ по Московской области. Участвовал в фальсификации доказательств в отношении сотрудников Наркомата земледелия и Наркомата совхозов СССР. По тому делу было арестовано около 100 человек, 40 из которых были расстреляны. Именно тогда проявился главный талант нового сотрудника ГПУ: Абакумов мастерски выбивал признательные показания даже в том случае, если человек был невиновен. Что было неудивительно: по воспоминаниям современников, Абакумов был мощного телосложения и обладал огромной физической силой.

Любвеобильный опер

Заслуги нового сотрудника были замечены, и сразу после окончания дела «японских шпионов» в 1933 году Абакумов был переведен в центральный аппарат ГПУ оперуполномоченным экономического управления. Но довольно быстро выяснилось, что Абакумов весьма падок на женщин, с которыми встречался на конспиративных
квартирах. После того как Абакумова несколько раз «застукали» в использовании служебных квартир для личного пользования, терпение начальства иссякло. Именно тогда в личном деле Абакумова появилась следующая запись:

«…к оперативной работе влечение имеет. Порывист. Быстро делает выводы, подчас необоснованные. Иногда мало
обдумывает последствия. Требуется руководство воспитательного характера».

Любвеобильного уполномоченного в 1934 году перевоспитываться перевели в Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений (ГУЛАГ). Абакумов работал оперативным уполномоченным 3‑го отделения Оперативного отдела ГУЛАГа.

В 1936 году, несмотря на явный недостаток образования, Абакумову было присвоено первое офицерское звание, младшего лейтенанта госбезопасности (соответствовало званию старшего лейтенанта сухопутных войск).

В сентябре 1936 года НКВД возглавил Николай Ежов, начались приготовления к репрессиям.

«Работать» намечалось с представителями так называемой ленинской гвардии. В центральном аппарате было много сотрудников, с большим уважением относившихся к некоторым представителям Центрального Комитета ВКП(б). А значит, нужны были кадры, которые смогут «беспристрастно» бороться с антикоммунистическими проявлениями в партии. Абакумов возвращается в центральный аппарат НКВД и работает в Секретно-политическом отделе (СПО) Главного управления государственной безопасности НКВД СССР. Именно СПО, отвечал за сбор компромата на многих впоследствии репрессированных.

У истоков Смерша

Удивительно, но когда Лаврентий Берия стал зачищать «ежовские» кадры, Абакумов не только не пострадал, но и ушел на повышение. В декабре 1938 года он был назначен исполняющим обязанности начальника управления НКВД по Ростовской области. В короткий срок несколько сотен человек, в основном из числа партийных работников области, оказались «троцкистами», японскими или финскими шпионами, вредителями и прочими врагами народа.

В феврале 1941 года Наркомат внутренних дел был реорганизован в два самостоятельных органа: НКВД и НКГБ (Народный комиссариат государственной безопасности). Последний возглавил Всеволод Меркулов.

Всеволод Меркулов, один из ближайших соратников Берии, работал с ним с 20‑х годов. После назначения Берии на пост наркома НКВД возглавил Главное управление государственной безопасности. В 1940 году был председателем «тройки» по «катынскому делу». Расстрелян в 1953 году по «делу Берии». В 2002 году военной коллегией Верховного Суда РФ признан не подлежащим реабилитации.

Виктор Абакумов стал заместителем наркома внутренних дел Берии и стал вхож в Кремль.

Более того, он понравился Сталину. Именно с подачи вождя после начала Отечественной войны Абакумов был назначен главой Управления особых отделов в РККА (военная контрразведка).

Ещё в июле 1941 года в НКВД была создана Особая группа под руководством «крестного отца» советского спецназа Павла Судоплатова. Сотрудники этой группы готовились для разведывательных и диверсионных операций в тылу врага. В 1942 году немцы осознали действенность диверсантов и партизан в своем тылу.

Руководитель немецкой разведки абвер адмирал Канарис добился открытия специальных разведывательно-диверсионных школ, в которые набирались добровольцы из числа военнопленных советских солдат и офицеров.

В одной из таких школ служил герой фильма «Щит и меч» советский разведчик Александр Белов (Йоганн Вайс). Несмотря на художественный характер фильма, в целом то, что происходило в школах абвера, показано весьма натурально.

Подобных школ немецкая разведка открыла при концлагерях несколько десятков. Желающих вырваться из лагеря, даже ценой служения немцам, было довольно много. К началу 1943 года в тыл советских войск было заброшено несколько тысяч диверсантов. Большинству из них ставились те же задачи, что и советским партизанам и диверсантам: диверсии на коммуникациях, военных заводах, сбор разведданных.

НКВД не справлялся с валом диверсантов и требовалось создание новой структуры, которая получила название «СМЕРШ» — «Смерть шпионам».

История этой организации заслуживает отдельного рассказа. Вокруг Смерша слишком много мифов и недомолвок. В этой статье лишь поверхностно описывается структура Смерша, которая была создана при непосредственном участии Виктора Абакумова. Когда вал диверсантов буквально захлестнул ближайшие тылы Красной Армии, в Наркомате обороны (НКО) было принято решение об объединении всех контрразведывательных частей в единую организацию. Да еще и придать ей весьма широкие полномочия.

Вообще-то Смершей существовало три:

  1. Главное управление контрразведки при НКО подчинялось лично Сталину.
  2. Второй Смерш, управление военной контрразведки при Наркомате военного флота, подчинялся наркому ВМФ ад-
    миралу Николаю Кузнецову.
  3. Ну а третий Смерш существовал в НКВД и подчинялся Берии.

Виктор Абакумов был назначен начальником именно первого, самого главного Смерша.

По сути, Сталин, организовывая Смерш, создал конкурирующий орган двум другим наркоматам: НКГБ и НКВД. Но, в отличие от наркоматов, деятельность управления военной контрразведки разворачивалась в основном во фронтовой и прифронтовой зонах. После организации Смерша Абакумов вошел в ближний круг Сталина и являлся к нему на доклад чуть ли не каждый день.

Как отмечают специалисты, Абакумов особым умом и инициативностью не блистал, но зато был блестящим исполнителем приказов. И именно за это его ценил Сталин. Впрочем, многие современники считали Абакумова весьма властным и жестоким человеком.

Как бы то ни было, но заслуга Смерша в том, что тысячи немецких диверсантов не смогли развернуть активную диверсионную работу в советском тылу, несомненна.

Всего за годы войны Смерш арестовал более 30 тысяч человек. Конечно, далеко не все из них были диверсантами. Дело в том, что хотя особые отделы и были ориентированы в первую очередь на противодействие диверсантам и немецким шпионам, но агентурно-оперативную работу в военной среде с них тоже никто не снимал. Абакумов, постоянно докладывая Сталину, в первую очередь делал упор на сбор сведений о настроениях среди офицерского состава и генералитета Красной Армии.

После окончания войны Абакумов переориентировал своих сотрудников на допросы советских военнопленных и интернированных гражданских, которых освободили из немецких концлагерей. В результате этой работы сотни тысяч бывших военнопленных сменили одни лагеря на другие.

В сентябре 1945 года сын Иосифа Сталина Василий, к тому времени командир авиационной истребительной дивизии, написал отцу, что в советской авиации участились аварии самолетов из-за того, что авиапромышленность поставляет в ВВС СССР бракованные самолеты, а командующий советской авиацией Александр Новиков этому потворствует. Проверить данную информацию было поручено Смершу.

Абакумов с задачей справился: в начале 1946 года были возбуждены уголовные дела в отношении наркома авиапромышленности (с 1940 года) Алексея Шахурина, Новикова, главного инженера ВВС Александра Репина и еще нескольких человек из ВВС и Наркомата авиапромышленности. Все они были обвинены во вредительстве и осуждены на долгие сроки.

Это дело, получившее название «авиационное», вызвало серьезный ропот в армии. Героя Соцтруда Шахурина и дважды Героя СССР Новикова в армии уважали, и сфабрикованное на них дело многим не понравилось. Георгий Жуков пытался защитить авиаторов. А это не понравилось уже Сталину, понявшему, что герои войны вполне могут создать мощную оппозицию существующей власти. А объявить героев войны «врагами народа» вряд ли получится. Но и их популярность в народе Сталину сильно не нравилась.

Приструнить военных было поручено Виктору Абакумову. Для чего Сталин назначил его сперва заместителем министра госбезопасности, а с мая 1946 года сделал министром МГБ, сместив Меркулова.

Сфабриковать дело в отношении Жукова для Абакумова не представлялось сложной задачей. Но заслуги маршала в победе были слишком очевидны, да к тому же армия его боготворила. Так что арест Жукова мог обернуться серьезными проблемами. Но Абакумов нашел выход: он обвинил маршала и его окружение в мародерстве.

Сталин арестовать маршала не решился: отправил в ссылку, руководить Одесским военным округом. Также высоких должностей лишились и многие другие военачальники из окружения Жукова. Некоторые из которых были не просто уволены, но и отправились в лагеря. Потом последовали аресты и репрессии среди руководителей Военно-морского флота.

Затем было «ленинградское дело», по которому был расстрелян секретарь ЦК КПСС Алексей Кузнецов. Дело в отношении Еврейского антифашистского комитета. И наконец, «дело врачей-вредителей», которое стало роковым для Абакумова.

Виктор Абакумов был обвинен в затягивании «дела врачей» и арестован 12 июля 1951 года.

Министр МГБ действительно не особо налегал на дело «врачей-вредителей». Позже Судоплатов будет утверждать, что многие видные врачи того времени не отправились в лагеря и не были расстреляны именно благодаря Абакумову, который так и не дал признательных показаний в связях с «врачами-вредителями», постоянно утверждая, что лишь выполнял приказы Сталина и ЦК.

Скорее всего, реальным поводом для ареста послужило то, что Берия стал видеть в Абакумове конкурента.

После смерти Сталина Абакумов не был освобожден. А после прихода к власти Никиты Хрущева стал одним из основных обвиняемых по делу о «банде Берии». Судили Абакумова, обвинив в фальсификации доказательств по «ленинградскому делу», в Ленинграде. Соратники репрессированных ленинградцев приговорили его к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 19 декабря 1954 года на Левашевской пустоши.


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности

Долгоруков Василий

Долгоруков Василий

Оглавление1 Покоритель Крыма и верный слуга Екатерины1.1 Юность полководца1.1.1 И снова Перекоп1.1.1.1 Конец...

Людмила Павличенко

Людмила Павличенко

Оглавление1 Женщина-снайпер №1 Второй мировой войны1.1 От Одессы до Севастополя1.1.1 Снайперская война1.1.1.1...