13.05.2017      25      Комментарии к записи Махно на советской службе отключены
 

Махно на советской службе

При нашествии немцев и австрийцев, которые были призваны на Украину Центральной радой, советский главковерх Антонов,…


При нашествии немцев и австрийцев, которые были призваны на Украину Центральной радой, советский главковерх Антонов, боровшийся с Радой во имя советов, вынужден был отступить с остатками своей армии в пределы Курской и Орловской губ. и здесь выжидать тех событий, которые тщательно подготовлял X. Раковский. Под видом заключения мира с гетманом, советский дипломат вел переговоры с атаманами повстанческих отрядов, среди которых были Шинкарь, Григорьев и Махно. Переговоры дали прекрасные результаты: атаманы подчинились Москве и готовы были по первому требованию двинуть свои отряды туда, куда будет приказано, а пока разрушали тыл гетмана.


В это время штаб Антонова-Овсеенко находился в Орле и помещался в здании кадетского корпуса. Штабом главковерха, который состоял исключительно из кадровых офицеров, был разработан детальный план завоевания Украины; согласно этому плану главнейшая тяжесть в предстоящей борьбе была отнесена за счет повстанцев.
Нужно отдать должное советскому командованию – оно сумело блестяще выполнить намеченный план и так целесообразно использовало повстанческие силы, что для боевых действий Красной армии не оставалось места; Красная армия победоносно двигалась по Украине, по услужливо расчищенной атаманами дороге.
Советское командование, заняв в декабре 1918 года, после отхода немцев, Харьков, почти без сопротивления стало продвигать в киевском направлении повстанческие силы Шинкаря и других более мелких атаманов, сочувствующих советской власти: в Одесском – Григорьева и в Екатеринославском – Махно.
Расчеты, построенные на точном учете борющихся сил, а главное, на настроении крестьянских и рабочих масс, оправдали надежды Москвы: гетмана свергнул Петлюра, Петлюру – повстанческие атаманы, и в результате, за три месяца второй украинской кампании советская власть получила в свое распоряжение не только чрезвычайно богатый и обширный край, но и выход к портам Черного и Азовского морей. Кроме того, советские армии получили возможность теснить казаков, а за ними и добровольцев.
Однако, блестяще выполнив основную роль своего плана, советское командование допустило ряд второстепенных ошибок, впоследствии оказавшихся роковыми.
Советское командование, создав до начала военных действий «украинскую» армию, численностью не более 25 000 человек, не прошедшую боевого обучения и мало дисциплинированную, как, впрочем, и вообще вся Красная армия того периода, не учло расходов этой армии на организацию комендантских команд, штабов и различных частей чисто вспомогательного характера, предназначенных для укрепления тыла, чему советская власть, в противоположность Деникину, Колчаку и Врангелю, придавала и придает первенствующее значение. В результате, «украинская» армия, разбитая на ряд мелких отрядов, распылилась по всей Украине, ослабляя боевую мощь советов, и красному командованию пришлось довериться политически неустойчивым и преследовавшим исключительно свои цели повстанческими атаманами. Таким образом из отрядов Махно была сформирована 45-я стрелковая советская дивизия, а из партизанов Григорьева – 44-я дивизия.[2]
В апреле 1919 г. состоялось свидание главковерха Антонова-Овсеенко с Махно, обставленное весьма торжественно.
Беседа Махно с Антоновым была продолжительна.
Садясь в автомобиль, Антонов сообщил спутникам, что Махно еще будет полезен советской власти, а его партизанов надо направить не в Крым, а на казаков и добровольцев.
А Махно в это время задумывался над тем, как бы уничтожить своего опасного конкурента Григорьева.
Дыбенко прибыл в Симферополь в качестве командующего четвертой украинской советской армией, каковым до сих пор считал себя Махно, потребовал, чтобы батько явился к нему.
Махно ввели к Дыбенко, который молча протянул несколько оторопевшему батько, привыкшему к почестям, солидную пачку приказов военного революционного совета республики.
– Для чего это? – осведомился Махно, бегло взглянув на приказы.
– Читать… Вы назначены начальником 45-й стрелковой дивизии, а Григорьев – 44-й такой же дивизии.
Махно сначала хотел отказаться, заявив, что он не нуждается ни в каких назначениях, но услышав о Григорьеве, назначение принял. Дыбенко сделал жест рукой, отпуская Махно.
– Я, товарищ, уже послал вам спецов… До свидания.
Возвратившись к себе «в ставку», где-то возле Цареводаровки (он не любил жить в больших домах, напоминавших ему тюрьму), Махно нашел арестованными присланных из штаба армии для формирования дивизии спецов.
– Кто там под арестом? – поинтересовался Махно.
– Да кто их знает, какие-то спецы,- ответил Гуро.
Бывший капитан генерального штаба Васильев представился Махно как начальник штаба дивизии и попросил разрешения представить остальных товарищей по работе.
– Китай! – махнул рукой батько.
Свирепо сдвинув брови, слушал Махно, как Васильев представлял ему начальников оперативного, разведывательного, артиллерийского, инженерного, административного и других отделов и отделений будущего штаба.
После представления Махно поблагодарил всех за желание с ним работать и тут же отправил спецов обратно в сарай под арест, предложив остаться только Васильеву и начальнику артиллерийского отдела. С ними он занялся, главным образом, вопросами о сосредоточении артиллерийского огня по опорным пунктам противника. Знания Васильева и его умение делать необходимые указания махновским артиллеристам на последовавшей после доклада практической стрельбе решили участь Васильева: он навсегда остался начальником штаба Махно, причем Махно, зная слабую сторону Васильева, держал его неизменно в полупьяном состоянии, что поручено было Кийко.
Остальные чины штаба, после недельного ареста, были пешком отправлены в Симферополь с приказом больше никогда не возвращаться.
Все должности в штабе были распределены между ближайшими помощниками Махно, причем он сформировал свой штаб не по штату штаба дивизии, а по штату штаба армии, назначив председателем реввоенсовета армии анархиста Волина.
При помощи Васильева, пользуясь его объяснениями, по данным Дыбенко приказам, Махно усидчиво принялся за изучение администрации Красной армии – ив этом отношении достиг многого. В то же время Волин энергично заработал по организации штаба, поставив агитационную и разведывательную части на должную высоту.


Об авторе: admin

Долгоруков Василий

Долгоруков Василий

Оглавление1 Покоритель Крыма и верный слуга Екатерины1.1 Юность полководца1.1.1 И снова Перекоп1.1.1.1 Конец...

Людмила Павличенко

Людмила Павличенко

Оглавление1 Женщина-снайпер №1 Второй мировой войны1.1 От Одессы до Севастополя1.1.1 Снайперская война1.1.1.1...