26.01.2020      20      0
 

Последствия восстания декабристов

Оглавление1 Восстание на юге1.1 Процесс декабристов1.1.1 Казни и ссылки1.1.1.1 Характер правления Николая Восстание на юге…


Восстание на юге

Северные заговорщики не сумели даже связать своего выступления с выступлением на юге. В тот день, когда в Петербурге шло сражение, генерал Дибич по приказу Николая приступил к аресту Пестеля и двенадцати членов общества.

Аресты вызвали беспорядки в трех центрах действия Южного общества: в гарнизонах Тульчина, Каменки, Василькова. Когда на юге узнали о событии 26 декабря в Петербурге, там стали возникать самые безумные и самые отчаянные планы.

Поручик Поджио требовал от полковника, князя Волконского, чтобы тот поднял полк и повел его на Петербург, с тем чтобы там провозгласить республику. Поджио предлагал отправиться туда для убийства императора.

Сергей Муравьев-Апостол хотел начать революцию с Польши, организовать убийство Константина в Варшаве. Однако и он сам и его брат Матвей, а также Михаил Бестужев и другие вожаки, за которыми пристально следили, были вынуждены прятаться.

Их арестовал в Трилисье полковник Гебель, но им удалось бежать. Сергей тотчас же поднял восстание в Черниговском полку и послал гонцов, чтобы собрать разбросанные повсюду части. С их помощью удалось собрать от 3000 до 4000 человек, но то были люди нерешительные, встревоженные, мучимые своей солдатской совестью.

Было намерение двинуться на Киев, который мог бы стать центром обширного восстания. Но когда узнали о приближении императорских войск, то изменили маршрут. В Мотовиловке встретили две роты гренадер, которые держали сторону Константина. Сергей Муравьев-Апостол имел неосторожность сказать им:

«Впрочем, товарищи, на что нам нужен Константин? Мы обойдемся без него, как и без его брата Николая… Крикнем все «Да здравствует республика!»

Один старый гренадер ему ответил:

«Мы охотно крикнем «Да здравствует республика», если ваше благородие нам это прикажет. Но кто же будет нашим императором?»

Это была одна из легенд, усердно распространявшихся в придворных сферах после 14 декабря.

Сообразно получаемым известиям мятежники совершали марши и контрмарши. Войско восставших таяло на глазах. Наконец, 15 января утром, недалеко от Велой Церкви, между Устиновкой и Королевкой, восставшие оказались окруженными войсками генерала Гейсмара.

Сергей Муравьев-Апостол сказал:

«Нам остается только отважно умереть!»

Он построил в каре шесть рот Черниговского полка и двинулся прямо на пушки. Одного залпа картечью было достаточно, чтобы вызвать беспорядочное бегство. Сергей Муравьев-Апостол упал тяжело раненным, а его брат Ипполит был ранен смертельно. Среди 700 пленных были: Бестужев, Матвей Муравьев-Апостол, Кузьмин и др. Самодержавие на юге одержало победу еще быстрее, чем на севере.

Процесс декабристов

В Петербурге, где с вечера 26 декабря первые донесения полиции беспрерывно пополнялись новыми данными, Николай уже мог отдать себе отчет в причинах, вызвавших революцию. Вторая присяга, явившаяся для солдат решающей движущей силой, была для офицеров-заговорщиков лишь поводом и удобным случаем. В то время как солдаты из уважения к своей присяге и из-за ошибочно понятого чувства верности держали сторону Константина, офицеры стояли за конституцию, за республику.

Разветвления заговора распространялись по всей России. Детали его стали постепенно выясняться. Число членов этой организации было велико, и среди них находились высшие офицеры, штаб-офицеры, генералы, флигель-адъютанты императора, самые громкие имена России, «князья-рюриковичи».

К вечеру были арестованы лишь люди незначительные, а руководители, избежав картечи, собрались у Рылеева в ожидании вестей с юга и из военных поселений (где, впрочем, ничего не произошло).

«Диктатор» Трубецкой скрывался у графини де Лаваль, своей тещи, или у своего зятя Лебцельтерна, австрийского посла.

Вскоре были арестованы один за другим главные вожаки. Трубецкой, приведенный к Николаю, обезоружил его своим смирением, полнотой своих признаний, своими мольбами. Император с пренебрежением объявил Трубецкому, что дарует ему жизнь, и отправил его в крепость.

При виде Каховского, убийцы Милорадовича, Николай не мог сдержать своей ярости:

«Презренный, покрытый кровью нашего самого прославленного генерала!»

Рылеев, гордый, скромный, не опускавший перед ним глаз, заинтересовал царя:

«Какой интерес побуждал вас к действию?» — спросил он его.-«Интерес моей страны». — «Что было вашей целью?» — «Конституция, либеральное правление, общественные свободы».

В течение нескольких дней царь по 6-7 часов в день допрашивал заключенных. Ввиду того что арестованные поступали массами как с севера, так и с юга, была создана большая следственная комиссия. Царь сам захотел руководить ею. Протоколы этой комиссии являются достоверным источником этой истории.

Среди обвиняемых были некоторые, как Трубецкой, которые старались только умалить приписываемую им роль. Якубович и Каховский смело отрицали проекты цареубийства. Булатов покончил самоубийством в тюрьме. Александр Бестужев гордо держался перед судьями:

«Я знал наперед, — говорил он, — что это предприятие не имело никаких шансов на успех; я знал также, что придется пожертвовать своей жизнью… Час жатвы наступит позже».

Император сказал Бестужеву, что он мог бы его простить, если бы был уверен, что в будущем — он найдет в нем верноподданного.

«Э, государь! — ответил Бестужев, — вот это именно и есть то, на что мы жалуемся, вот почему мы устроили заговор. Величайшее злоупотребление как раз и заключается в том, что император может делать все, что он желает… Предоставьте свершиться правосудию».

11 июня работы комиссии были закончены. За 5 месяцев она допросила 240 заключенных и 3000 свидетелей. В числе 121 обвиняемого было 7 князей, 2 графа, 3 барона, 2 генерала, 23 полковника или подполковника. Они предстали перед Верховным судом в составе 80 членов от Государственного совета, Сената, святейшего Синода.

Подсудимые допрашивались в течение нескольких недель. Все инкриминируемые поступки были сведены судом к трем главным пунктам обвинения:

  • 1) тайные общества и восстание вообще;
  • 2) военный мятеж;
  • 3) проекты цареубийства.

 

  • 31 обвиняемый были приговорены к смерти через отсечение головы;
  • 17 — к гражданской смерти и к пожизненным каторжным работам.
  • Остальные наказания были: лишение прав дворянства, каторжные работы на срок, постоянная или временная ссылка в Сибирь, высылка разжалованных офицеров в полки простыми солдатами;
  • для особой категории, в которую входили 5 человек (Рылеев, Каховский, Пестель, Сергей Муравьев-Апостол, Михаил Бестужев-Рюмин), — четвертование. Этим пятерым Николай заменил один вид казни другим — повешением. Все другие осужденные на смерть были помилованы. Почти все приговоры, кроме смертных, были снижены на одну или две категории.

 

Казни и ссылки

25 июля на гласисе Петропавловской крепости совершилась казнь пяти осужденных к повешению. Эта казнь была необычной для России, так как смертная казнь была официально отменена при царице Елизавете.

У подножия виселицы Рылеев произнес следующие слова:

«Пыл моего политического рвения, любовь к родине могли ввести меня в заблуждение, но поскольку патриотизм был единственной побудительной силой наших действий — я ожидаю смерти без страха».

Пестель сказал:

«Я убежден в том, что рано или поздно Россия найдет в моей Русской правде средство против всех зол; моя ошибка в том, что я хотел пожать раньше, чем посеял».

Неловкость палачей привела к тому, что только Каховский и Пестель были повешены сразу. У трех остальных веревка соскользнула на капюшоны, которыми были прикрыты их головы; осужденные сорвались, и Бестужев при этом сломал себе обе ноги. У них на глазах снова начались приготовления к казни.

Рылеев сказал:

«Итак, будут говорить, что ничто мне не удалось, даже смерть».

А Муравьев-Апостол произнес:

«Проклятая страна, где не умеют ни составлять заговоры, ни судить, ни вешать».

Прошло с четверть часа, прежде чем казнь была совершена.

В следующие дни последовали высылки в Сибирь. Осужденные, закованные по четверо в ряд, размещались на вязанках соломы в телегах. Многих утешила в их испытаниях достойная восхищения преданность жен, матерей и сестер, которые последовали за ними в далекое изгнание.

Жена Трубецкого, француженка, урожденная де Лаваль, провожала его до Нерчинска. И осталась с ним в Сибири. Другая француженка, Полина Гебль, из Шампиньи (Лотарингия), последовала за своим любовником, кавалергардом Анненковым.

В первые годы ссыльные принуждены были вести жизнь каторжников. Затем, смотря по степени наказаний, которые они должны были отбывать, им было дозволено жить как сибирским поселенцам. Некоторые после смягчения наказания смогли, еще в царствование Николая, поступить на службу в Сибири или вернуться в Россию. Большинство получило полное помилование только в 1856 году, по обнародовании всеобщей амнистии наследником Николая.

Несмотря на ошибки, неблагоразумие, опрометчивость, декабристы, если не считать нескольких безумцев или подозрительных, представляли собой цвет общества по своему происхождению, по благородству стремлений, по личной храбрости, по высокой культурности.

Их ссылка была изгнанием доблестных людей, мыслителей, поэтов, а их возвращение из ссылки отмечено повышением интеллектуального и морального уровня страны. Многие из них впоследствии получили известность в литературе, в экономических науках, даже на государственной службе, но никогда не сделались ценными помощниками Александра II, «царя-освободителя». Александр II решительно никого из возвращенных декабристов не приблизил к себе.

Характер правления Николая

День 26 декабря 1825 года завершил формирование характера Николая. Этот день в некотором смысле как бы предназначил его к роли душителя революций.

И в Европе, такой беспокойной в ту эпоху, у него не было недостатка в случаях проявить себя поборником прав монархов. После того как Николай одно время мечтал задушить французскую и бельгийскую революции 1830 года, он увидел себя вынужденным бороться в своих собственных владениях с польской революцией.

Позднее, в 1848 и 1849 годах, он усмиряет венгерскую и румынскую революции. Проникнутый идеями легитимизма, он поддерживал дурной мир с французской Июльской монархией. Не следует, однако, забывать при этом, что он сыграл известную роль в освобождении Греции.

В самой империи Николай всю свою энергию посвятил принципу самодержавия, скомпрометированному «республиканскими» мечтаниями и смутными стремлениями Александра I. В России, как и в Европе, его правление имело целью достигнуть, по выражению Ламартина, «неподвижности мира».


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности

Долгоруков Василий

Долгоруков Василий

Оглавление1 Покоритель Крыма и верный слуга Екатерины1.1 Юность полководца1.1.1 И снова Перекоп1.1.1.1 Конец...

Людмила Павличенко

Людмила Павличенко

Оглавление1 Женщина-снайпер №1 Второй мировой войны1.1 От Одессы до Севастополя1.1.1 Снайперская война1.1.1.1...